Взяли за рога

Четверг, 16 февраля 2017 09:55 Опубликовано в Экономика
Взяли за рога

Теневой оборот пантов на Ямале исчисляется миллиардами рублей
Правительство ЯНАО намерено легализовать рынок продажи пантов, которые за границей пользуются огромным спросом.

- Яша, предлагаю зафиксировать предварительную цену. Могу надеяться на 800 рублей за кило?
- Не-не. Я ж говорю: смотреть надо. Говори, куда подъехать.

 Таков финал моего диалога со скупщиком из Китая по имени Яша. Я - мнимый владелец тонны обыкновенных оленьих рогов. Яша - один из реальных коммерсантов, рыщущих в их поисках по сибирским просторам. Сколько он готов выложить - загадка: в объявлении под «цена хороший на основе взаимавигадо» - непонятный набор цифр. Для меня же ориентир - неведомый оптовик из Нижнего Уренгоя, на специализированном портале предлагающий сразу пять тонн по 800 рублей за кило.

За молодые неокостеневшие рога дают больше. Обычно 1000-1200 рублей, если повезет - 1,5-2 тысячи. Но этот биопродукт сезонный, летом появится. Яша, говорят, торгуется до последнего. При виде пантов он, как и прочие скупщики, озабоченно хмурится, давая знать, что товар бросовый. Панты с Ямала и вправду не соответствуют кондиции, ибо чаще всего заготовлены по-любительски, «на глазок». Однако в любом случае навар иностранного коммерсанта составит сотни процентов: в Поднебесной, и не только в ней, все больше граждан желает приобрести «источник молодости и здоровья».

Оленеводы и малому прибытку рады. По сведениям департамента международных связей ЯНАО, в КНР в 2016-м поставлено товара на миллион долларов. В декабре губернатор назвал ориентировочный объем годового оборота пантов - 2,5 миллиарда рублей. Методика расчетов неведома, но не приходится сомневаться в том, что этот специфический рынок находится в тени.

Правительство региона настроено ввести его в нормативно-правовые рамки. Не исключается учреждение единого лицензированного оператора, но процесс долгий. По мнению зампреда Заксобрания ЯНАО Сергея Харючи, срезка пантов приводит к снижению иммунитета, физической выносливости, веса животных, а потому следует запретить ее, оставить только в специализированных хозяйствах. Правда, последние еще предстоит создать. У некоторых местных экспертов есть подозрение, что бурный рост поголовья на Ямале в конце двадцатого века спровоцирован именно спросом на панты: якобы оленеводы основную выручку получают от них.

С этим тезисом категорически не согласны сотрудники Социологического института РАН, антрополог Александра Терехина и археолог Александр Волковицкий, около года кочевавшие по тундре вместе с оленеводами. На самом деле, заявляют ученые, панты срезают у малого числа оленей.

- Львиная доля дохода - от мяса. Панты, окостеневшие рога дают приработок. Боюсь, попытка установить абсолютный контроль над их оборотом уронит закупочные цены, соответственно, пострадают семейные бюджеты оленеводов, - поясняет Волковицкий.

Кроме рогов, на продажу могут идти шкуры оленей, немалая часть которых пока за ненадобностью или в силу непригодности выбрасывается, уничтожается. Хорошо бы наладить их переработку на месте, но пока власти не могут найти инвестора. Может, экспортировать? Нынче в Салехарде побывал финский бизнесмен Харри Покка. У него поставлено на поток производство декоративных шкур и полуфабрикатов для кожевенников. Харри готов раскрутить торговый оборот с Ямалом невиданными темпами - ежегодно покупать до 50 тысяч шкур! Предварительно «правильно просоленных». За единицу товара первого сорта готов платить 12 евро (760-800 рублей). Однако сюда не входят транспортные расходы. Между тем железнодорожники со шкурами связываться не желают, а грузовиками до финской границы везти дороговато - 3000 километров до нее. Вероятно, дешевле Северным морским путем. При любом раскладе логистика тяжелая. Как бы не получилось по пословице: «За морем телушка - полушка, да рубль перевоз».

«Российская газета» от 15 февраля 2017 года,
Анатолий Меньшиков.