Остров Шиян

В давние времена это было. Сто раз, может, на этом острове рождались и умирали многовековые деревья: кедры, ели, лиственницы и березы.

Приехал как-то к осени на этот остров тогда еще безымянный охотник Ими Хилы срубить толстый кедр и смастерить из него себе легкую колданку. И вот он пустился по острову. Шагая между деревьями и высматривая для себя подходящий кедр, увидел неожиданно красивую девушку.

Щеки пылали у ней подобно пламени жаркого костра, глаза были темнее поспевшей темной смородины, тонкие губы исходили свежестью утренней, румяной зари, на уши были навешены вместо сережек поспевшие морошки. Все лицо излучало такую красоту, что от долгого взгляда могли ослепнуть глаза. И выглядела она стройней небесной радуги.

Закружилась от такой невиданной красоты голова и сердце Ими Хилы. Забыл он, зачем явился на остров, и увлекся увиденной красавицей Земли и Неба.

Разговорились. Ими Хилы тут же, чтобы она не досталась другому мужчине, предложил ей стать его женою.

Девушка – ее звали Айнэ – ответила:

-Вижу я: смелый ты юноша. В руках крепко держишь топор, тетива лука из лосиной шкуры за плечами тугая. И красотой ты не обижен.Вышла бы я за тебя. Но я каждую осень превращаюсь в лебедиху и улетаю на зиму в теплые края. Через три дня и три ночи за мной прилетит лебедь-отец, сядет на озеро, кликнет три раза, и я вмиг обрасту крыльями и превращусь в птицу.

-Почему? – крепко взял девушку за руки Ими Хилы. А сможешь не превратиться в птицу? А если я этого не допущу?

-Нельзя, парень, - ответила Айнэ. – Я убитая лебедиха. На этот остров ежегодно весной прилетали лебедь и лебедиха. Они здесь вили гнездо, откладывали яйца и выводили потомство. Радостным несмолкаемым криком наполнялся летом остров от маленьких лебедят.

Это не понравилось злой ведьме острова Порнэ Ими, которой веселый крик лебедей мешал спать. Она решила лебедей лишить потомства и убить лебедиху. Выстрелила Порнэ Ими однажды весной своей черной стрелой в лебедиху, и вода озера окрасилась кровью птицы. Долго не хотел улетать лебедь-самец, но страшный вид Порнэ Ими заставил подняться его в небо. Для того чтобы наводить страх на лебедя-самца, Порнэ Ими повесила на толстый сук березы труп лебедихи. Со временем убитая лебдиха срослась с деревом, став огромным наростом – шияном, похожим на фигуру лебедихи.

И эта одеревеневшая лебедиха каждый год рожает меня в виде девушки.

А осенью лебедь-самец уводит меня с этого острова.

-О, нет! – сказал Ими Хилы, услышав рассказ Айнэ. – Я не допущу, чтобы ты превратилась в лебедиху. Я найду эту злую Порнэ Ими. Я убью ее в честном бою…

-О, Ими Хилы! Это очень трудно. Но я знаю, как сделать. Мне об этом нашептала добрая фея острова Мошнэ.

-Что нашептала? Расскажи, расскажи! Я все сделаю!

-Надо срубить нарост на березе – отвердевшую фигуру моей умерщвленной матери. И из этого надо нароста надо смастерить фигуру лебедихи, чтобы была как живая. Когда прилетит лебедь-самец, подсядет к ней, кликнет три раза и, не услышав ответного крика, щипнет плавающую фигуру за клюв, и та превратиться в мать-лебедиху. И счастливая пара, три раза прокружившись над островом, улетит в теплые края. А я тогда навечно останусь человеком и смогу выйти за тебя замуж.

Обрадовался Ими Хилы от этой радостной вести.

Тут же срубил нарост на дереве. И три дня и три ночи, не смыкая глаз, мастерил фигуру лебедихи. Все мастерство приложил к этой работе Ими Хилы, всю теплоту и доброту своего пылкого влюбленного сердца.

И фигура получилась на диво! Как живая!

Ими Хилы спустил ее в воды озера, и она закачалась на ленивых волнах. Издали трудно было отличить ее от живой.

Уставший от долгой, напряженной работы Ими Хилы на четвертые сутки крепко уснул.

Проснулся к вечеру. Лучи закатного солнца залили гладь небольшого озера, словно настлана была там тысяча белых оленьих шкур.

А над островом, издавая прощальные крики, три раза прокружилась пара лебедей и удалилась к югу.

Ими Хилы, обрадовавшись, что наконец-то девушка станет его женой, кинулся со всех ног к месту их постоянной встречи. Он мчался так быстро, что из-под его пяток вылетал мох, долетавший до вершин стоявших рядом деревьев.

Пробегая около берега озера, он увидел плавающую вырезанную им фигуру лебедихи.

-Так ты не превратилась в живую лебедиху? – сказал огорченный Ими Хилы. – Значит, зря я столько времени, три дня и три ночи, старался. Значит, обманула меня девушка?

Разозленный Ими Хилы вытащил из-за плеча свой тугой лиственничный лук, положил на тетиву острую стрелу, прицелился и выстрелил.

Стрела угодила прямо в голову, и в тот же миг раздался душераздирающий крик:

-Что ты наделал, Ими Хилы?! Это же я была, Айнэ! Я же хотела в последний раз поплавать по озеру, в последний раз полюбоваться своим чудным отражением. А затем хотела вылезти на берег и расстаться с одеждой птицы, навеки стать твоей женой. А сейчас… - И она, уже истекая кровью, еле выговорила: - Повесь меня на ту березу, под которой стоишь, как мать мою…

Повесил Ими Хилы ее на берегу на эту березу.

И на ней с тех пор и вырос опять такой большой шиян-нарост. С этого времени и остров назвали Шиян, что означает нарост на березе.

А Ими Хилы с горя уселся рядом с березой и умер. И где он сидел, вырос многовековой кедр с раскидистыми, искривленными ветвями. И даже сам ствол скрючился. От горя, сказывают, люди. Мол, сердце Ими Хилы страдает и мучается в сердцевине старого кедра.

Легенда из книги Романа Ругина "Волшебная земля"
Последнее изменение Вторник, 25 марта 2014 10:55
Другие материалы в этой категории: « Почему лебеди белые Порах Нел »