Записки ямальского хирурга

Понедельник, 13 ноября 2017 10:56 Опубликовано в Общество
Записки ямальского хирурга

Как говорил мой отец, газоэлектросварщик по профессии, а по призванию души - художник: «Все трубы и стыки, которые я сварил, сгниют, а вот иллюстрации для книги Анны Неркаги останутся».

И разменяв пятый десяток лет, я понял, как он прав… и как правы те, кто решил или даже решился опубликовать свои воспоминания о прошедших годах, не побоявшись рассказать о людях и событиях из своей жизни. Но таких книг печатается мало, даже очень мало, и расходятся среди «своих». Во многом это благодаря тому, что их видение тех событий, не совпадало и не совпадает с официальной точкой зрения. Мне очень повезло, что в руки попала книга ямальского врача Эдуарда Парсомьянца «Гримасы медицины. Записки полярного хирурга».

13112017 sta1

Честно признаюсь, читал несколько дней, потому что сначала привередничал, проскользив взглядом «по диагонали». Но, увлёкшись, вернулся к первой странице и за полдня я увидел жизнь врачей без прикрас и события, описанные с удивительным чувством юмора. Как написано в книге, - «сборник юмористических рассказов из жизни медицинских работников». Как историку и просто читателю мне стало очень интересно.

На одном из официальных сайтов ЯНАО об Э.Г. Парсомьянце написано: «Парсомьянц Эдуард Грачевич родился 24 апреля 1937 года. После окончания Ростовского государственного медицинского института в 1966 году был направлен в Ярсалинскую центральную районную больницу Ямальского района. Вся его врачебная деятельность на протяжении 45 лет была связана со становлением и развитием хирургической службы на Ямале, совершенствованием медицинской помощи населению. Результатом высокого профессионализма явились сотни спасённых жизней. Эдуард Грачевич – ветеран труда, имеет нагрудный знак «Отличник здравоохранения», почётное звание «Заслуженный врач Российской Федерации».

Это официальные строки. Но ведь так интересно узнать о человеке больше, тем более в селе Яр-Сале, где он проработал всю свою жизнь, с 1966 года, (я учился там с 1974 по 1988 год), так что волей-неволей мы были знакомы. Вот что пишут на одном из медицинских форумов о нём в 2012 году:

«Мой шеф, Эдуард Грачевич Парсомьянц, - очень жесткий человек, возможно даже жестокий, но большой души человек, много учусь у него, мне как-то сказал: «Спросили меня, если бы я снова прожил жизнь, как бы я её прожил? Он сказал, я бы никогда не пошел в хирургию!»

Человечище отдал более 40 лет жизни хирургии в жестких условиях Крайнего Севера (обязательно напишу его биографию на форуме, уже есть мысли). Я думаю, он лукавит. Он без хирургии уже не может.

«… ждем вашей книги на форуме, о вашем уважаемом заведующем Эдуарде Грачевиче - Легенде Ямала!!! А вот ответ: Всем будет очень интересно…мы терпеливы…».

И таких отзывов об Эдуарде Парсомьянце в интернете немало. Но ещё больше в жизни, мои родители очень хорошо его знают (в 70-80-х годах в селе Яр-Сале жило менее двух тысяч человек). И все как один отзываются о нём как о Человеке с большой буквы и отличном враче, недаром до сих пор даже кочевники тундры и старожилы Яр-Сале говорят о нём с особой теплотой.

13112017 sta2

Он мне рассказал, что с 2004 по 2008 год опубликовал несколько рассказов в одной из федеральных медицинских газет. Его талант публициста заметили, но он ещё продолжал сомневаться, пока его не уговорили продолжить. У него написано около 80 рассказов, а когда пришло время для печати, то выяснилось, что читатели увидят на страницах всего 47. На что Эдуард Парсомьянц спросил: «А почему не пятьдесят? Для ровного счёта». Объяснили: «Денег нет». Но уже то, что вышла в свет эта книга «Гримасы медицины», это большое дело. Кстати, знаменитый полярный хирург благодарит Андрея Кугаевского. И как Парсомьянц объяснил, это не «реверанс» в сторону главы Ямальского района, а просто благодарность.

Эдуард Грачевич проработал более полувека на Ямале и, оставаясь до сих пор его жителем, естественно много видел и пережил, и эти воспоминания он решил запечатлеть для потомков, а может для себя. Но в любом случае эта книжица на 160 страницах рассказывает о буднях врачей и не только Ямала, но и всего Советского Союза, так уж получилось, что настоящий врач живёт по принципу «если не я, то кто?».

13112017 sta3

Вот что пишет Эдуард Парсомьянц: «Я намеренно уклонился от пафосных сюжетов о героизме медработников и ученых, об успехах нашей медицины, которыми наводнены фильмы, телепередачи и средства массовой информации. Но есть и обратная сторона… Хотелось бы снять мантию безупречности и нимб святости с работников гуманной профессии и показать, что под белыми халатами такие же люди, как и все, - с человеческими достоинствами, слабостями и пороками, а иногда - и совершенно случайные в медицине».

И кстати, автор подчёркивает, что все совпадения имён и фамилий - это случайность. Но по телефону рассказал, что всё это реальные случаи. О некоторых я хочу рассказать с разрешения «медицинской легенды Ямала». Естественно в сокращённом варианте.

13112017 sta4

Рассказ «Важный вопрос»:
«В Салехардском медучилище на втором курсе учился отличник Олег, парень с юмором. На одном из занятий по инфекционным заболеваниям преподаватель, заканчивая лекцию на тему «Дизентерия», задал странный вопрос:
- В какой позе должен находиться пациент при инструментальном исследовании его прямой кишки?
…Конечно, некоторые учащиеся имели житейский опыт и знали правильный ответ. Но промолчали…
Любимец группы как всегда был неподражаем. Ясноглазый. Несуетлив. С выражением лица человека, понимающего ситуацию и давно решившего проблему, степенно поднявшись, ответил без тени иронии:
- Положение больного рачком-с! – и добавил: С приподнятым задом-с!..».

А вот воспоминания из жизни села Яр-Сале. (честно скажу, когда читал, всё это прямо перед глазами вставало, знакомо). Рассказ «Портрет» идёт от лица заведующего хирургическим отделением Юрия Михайловича:

«Каждую весну поселковые коты для своих похотливых сходок выбирали чердак старой районной больницы. Что их привлекало, непонятно: то ли запах валерьянки, то ли насыпь сухого песка над потолком… ведь это тоже, что и высококачественный пипифакс для людей. Главное в другом - сборища происходили прямо над операционной. Можно представить, какое страшное бактериологическое оружие там накапливалось…. Во время их брачных потасовок со стороны оперблока доносились такие душераздирающие вопли, что прохожие с опаской поглядывали на окна больницы и сочувствовали больным. Как-то раз песок во время этих кошачьих игрищ посыпался прямо на оперируемого. К счастью, рана, омытая меченым кошками песком, на удивление зажила как на собаке. Но это хирурга не успокоило…

Тем временем в райцентре (Яр-Сале. - прим. моё) шла коммунистическая стройка. Воздвигали новое здание райкома партии. На все просьбы заведующего выделить пару листов фанеры был отказ. А парторг больницы даже его попрекнул за чрезмерную инициативность «и за отсутствие в нём высокой социалистической сознательности. Тем более в такое время, когда в государстве так тяжело с фанерой. Он даже чуть не пустил печальную слезу: мол, уже который год по той же причине не может починить свой туалет на улице.

Однажды в тёмную ночь заведующий решил, самое время для хищения социалистической собственности для спасения больных. Но когда пришёл, то его вспугнули. Пока он прятался, кто-то скоммуниздил один лист фанеры. Ну что оставалось беспартийному, второй лист он приволок в больницу. Так он ходил несколько раз. Утром выяснилось, что пропал большой портрет Леонида Брежнева (в то время генеральный секретарь партии, т.е. глава государства - прим. моё). Но операционную надо было отремонтировать. Вместе с операционной сестрой они сорвали старую обшивку и обили фанерой. Намалёванный мундир тщательно закрасили. Но нос парторга утром учуял запах свежей краски.

«Ну-с, выкладывайте: откуда это у вас?» – ткнул он пальцем в новый потолок. Юрий Михайлович ехидно процедил на ухо «подельнику»: «А вот мы сейчас пойдём, любезный, к тебе домой, и посмотрим, чьей головой ты в своем сортире дыру прикрыл?» От этих слов парторг оцепенел, и уши его припали к затылку. Глаза забегали мышками, а рожа приобрела цвет партбилета. Праведник съёжился и как нашкодивший кот беззвучно шмыгнул за дверь».

Далеко за полночь в журнале пожарной части появилась запись, что во дворе одного из работников больницы сгорел туалет. А немного погодя, в подсобке той же новостройки некий мастер кисти «наваял новый большой густобровый портрет вождя. Работу свою завершил золотыми звёздами на мундире, скопированными с лежащей рядом бутылки из-под коньяка».

13112017 sta5

А свою статью о книге «Гримасы медицины. Записки полярного хирурга» Эдуарда Парсомьянца хотел бы завершить отрывками его рассказа «Так начиналось», где он рассказывает, как прибыл в село Яр-Сале.

«Четырёхкрылый одномоторный Ан-2 резко пошёл на снижение. Вскоре его лыжи запрыгали по заснеженной летной полосе, мой полуторачасовый перелет из города окружного значения в районный центр завершился. Второй пилот шибанул дверь унтом. Она открылась, и я спрыгнул на полуостров Ямал… Вокруг ночь, выключены посадочные огни и только лампочки на линии электропередачи тускло светили вдали.

Ага, это освещается дорога рядом с аэропортом. Мне бы только добраться до нее, а там я на попутке или такси до больницы. Но ящик из-под «Беломора» (папиросы - прим. моё) довольно большой, причём набитый медицинской литературой и ещё кто-то попросил подвезти почтовый мешок до шоссе, было не донести. Если бы он знал, какое там шоссе, а уж такси в Яр-Сале заработало спустя 30-40 лет. Его подвёз «пьяный кучер в огромном тулупе». Естественно, дороги не оказалось. Он увидел избы и чумы и множество гружёных нарт.

«Вот он, пригород полярного районного центра», - восторженно подумал я в романтическом экстазе и стал вглядываться вдаль, в надежде увидеть сияющие огни села, но впереди была сплошная мгла.

- Далеко ли до центра?
- Во, б.. ты что?! С луны что ли? А мы где, по-твоему, едем?!…

Прямо перед собой обнаружил вход в тамбур приземистого бревенчатого барака. Промороженные окна едва пропускали изнутри блеклый свет, исходящий, будто от лучины... Чтобы попасть в помещение, надо было согнуться вдвое и с риском съехать на карачках куда-то в темноту. Ничего не поделаешь - сложился и как с горки скатился в темную дыру, которая и оказалась центральным входом в районную больницу села Яр-Сале».

Недавно разговаривая с Эдуардом Грачевичем по телефону, я спросил: «Яр-Сале сильно изменилось?»
– Не поверите, почти каждый день что-то новое начинает строиться, и сносят старые дома».
Увы, я там был в прошлом веке.

Это, конечно, хорошо, что сносят старое, но всё же хотелось бы, чтоб прошлое хоть как-то сохранилось, хотя бы в непредвзятых воспоминаниях очевидцев. И ещё раз скажу, очень жаль, что такая книга отпечатана всего в 500 экземплярах. Увы, у нас предпочитают печатать уже «проверенных» авторов или «толстенные кирпичи» с фотографиями, которые потом те, кому подарили во время чиновничьих мероприятий, оставляют в аэропорту, предпочитая взять пару лишних килограммов рыбы.

13112017 sta6

Честное слово, я бы порекомендовал книгу «Гримасы медицины. Записки полярного хирурга» Эдуарда Парсомьянца для всех, кто интересуется историей медицины и прошлого Ямала.

«Уральский меридиан» от 12 ноября 2017, Всеволод Липатов.