На Ямале - борьба с падежом оленей. Хроника

Четверг, 06 марта 2014 09:08 Опубликовано в ЯНАО

Первые звоночки

Тревожные вести начали поступать из ямальской тундры еще поздней осенью, когда в ноябре вдруг нагрянула оттепель, пошел дождь, и оленьи пастбища покрылись ледяной коркой. Потом их засыпало глубоким снегом. В некоторых районах дождь шел несколько раз... Природные катаклизмы в том году преследовали оленей. «Жара, частично сгоревшие пастбища, - перечисляла директор «Салехардагро» Галина Васильченко. - Затем рано выпал снег, и стада с трудом преодолели перевал через Урал.

Когда началась оттепель, с гор сошла лавина с камнями, часть оленей погибла. Сейчас тундра покрыта снегом, но под настом - вода. Когда она замерзнет, животным будет очень сложно добираться до ягеля. А телята у нас в этом году слабенькие...»

Так оно и случилось. Бескормица коснулась части стад ОАО «Салехардагро». Вот как директор предприятия описала ситуацию: «Три стада не стали перегонять за двести километров на зимние пастбища, которые выгорели этим летом. Часть стад остались за Обью, а два сейчас пасутся возле Харсаима и Аксарки, в метель они укрыты в лесу, корм у них есть. Неплохо себя чувствуют олени и возле Зеленого Яра. Но с теми оленями, которые пошли на зимние пастбища, покрытые настом и глубоким снегом, все очень плохо. Падают даже ездовые быки, не говоря уже о молодняке. Специалисты выезжали в стада, раздавали животным комбикорм и соль».

По словам директора, год был очень неблагоприятным для предприятия. Удалось заготовить только 2300 тонн мяса. Упитанность у оленей была низкой. И если год назад директор беспокоилась, как реализовать 35 тонн, в январе в холодильниках осталась только та оленина, на сбыт которой заключались контракты.

Подвела погода и работников МСП «Мужевское». Часть поголовья в поисках корма разбежалась по тайге. Главной задачей мужевских сельхозпроизводителей стало возвращение беглецов в стадо. «С девяносто восьмого года не случалось такой напасти, - сетовал директор предприятия Николай Паршуков. - Теперь у нас лишней работы на всю зиму. Осенью наше стадо насчитывало даенадцать тысяч голов, сейчас на тысячу-две меньше. Конечно, к весне мы найдем всех потеряшек. Каждый день оленеводы находят небольшие группы животных. Но световой день короткий. Расходы на бензин очень большие».

«Наши кормильцы в беде!»

В середине января раздался сигнал бедствия из Ямальского района. Там на официальном портале появилась заметка «Наши кормильцы в беде!» Счет павших от бескормицы оленей предприятий «Ямальском» и «Панаевском» приближался к двум тысячам. Эта весть совпала с началом поездки окружной комиссии по факториям района и пресс-конференцией первого заместителя директора департамента по делам коренных малочисленных народов Севера Эдуарда Яунгада.
Он подтвердил, что в тундре Ямальского и Приуральского районов сложилась непростая ситуация: олени недоедают, теряют в весе, бывает, что гибнут. Эдуард Яунгад пояснил, что подобные случаи на Ямале случаются периодически, последний раз такая ситуация сложилась пятнадцать лет назад. Но с 1998 года поголовье оленей на Ямале увеличилось с 540 до 700 тысяч. «Нынешняя ситуация связана с тем, что в этом году после обильного снегопада потеплело, и природный корм оленя - ягель оказался под толстым слоем снега, покрытым ледяной коркой, - рассказал Эдуард Хабычевич. - Ситуация особенно сложная для молодняка и оленей со слабым иммунитетом. Взрослые сильные олени добираются до корма. Можно сказать, что это явление связано и с природным естественным отбором, что подтверждают некоторые ученые».

Эдуард Яунгад напомнил, что в Ямальский район выехала специальная комиссия, одна из задач которой - выяснение, насколько сложна ситуация в Ямальской тундре, и какая нужна помощь. В состав комиссии вошли специалисты окружных департаментов по делам КМНС и агропромышленного комплекса, торговли и продовольствия, администрации Ямальского района. «Конкретно оценить размеры потерь можно будет только по возвращению комиссии. Если ситуация действительно сложная, оленеводам окажут поддержку», - заверил первый заместитель директора департамента.

После рабочей поездки, где оценивалась природно-климатическая ситуация в тундре, в акте о состоянии снежного покрова в Ямальском районе рекомендовано «признать сложившуюся обстановку чрезвычайной ситуацией, в соответствии с окружным законом ЯНАО от 2004 года «О защите населения и территорий Ямало-Ненецкого автономного округа от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Рабочая группа предложила оказать финансовую и материальную поддержку оленеводческим предприятиям и оленеводам-частникам - выделить им вездеходную технику, дизельное топливо, бензин, комбикорм и соль.
Как рассказал советник главы района Хотяко Езынги, в Ямальском районе в первую очередь решалась проблема с дровами. Вопрос снабжения топливом тундровиков, по его словам, в районе давно налажен. Но если в прошлом году только десять семей оленеводов оставались на зимних пастбищах и нуждались в дровах, то в этом году сто двадцать семей не смогли перекочевать на надымскую сторону из-за истощения и гибели оленей. Администрация района обратилась к руководству предприятия «Газпромнефть Новый Порт» с просьбой помочь вывезти дрова в Новопортовскую и Мыскаменскую тундры.

Хотяко Езынги не назвал размеров бедствия. «Оленеводам сейчас не до того, чтобы павших оленей подсчитывать, - сказал он. - Им живых спасать надо».

Оленеводам пришлось изменить традиционные маршруты каслания в поиске пригодных участков пастбищ. Тропы по глубокому снежному покрову они прокладывали на снегоходах. Ослабленных оленей передвигали потихоньку. Бывали случаи, их перевозили на нартах, на буранах.

Ситуация в тундре начала стабилизироваться

В департаменте агропромышленного комплекса, торговли и продовольствия ЯНАО прошло совещание, на котором оценивалась ситуация в тундре и рассматривались меры поддержки тундровикам, олени которых страдают от бескормицы. Присутствовали члены рабочей группы, исследовавшей ситуацию в Ямальском районе, глава района Андрей Кугаевский, депутат Госдумы РФ Дмитрий Хороля, президент Ассоциации «Ямал - потомкам!» Эдман Неркаги, президент Союза оленеводов Ямала Леонид Худи, представители профильных департаментов.

«Олени перестали падать, ситуация в тундре начала стабилизироваться, - сказал корреспонденту ИА «Север-Пресс» директор департамента АПК, торговли и продовольствия Вячеслав Кучеренко. - Главное, чтобы февраль не был снежным. Наиболее сложное положение сейчас в Ямальском и Приуральском районах. В Тазовском, Шурышкарском, Красноселькупском районах олени гораздо меньше страдают от бескормицы. Сейчас ждем оценку потерь от глав районов».

По словам директора департамента, в ближайшее время оленеводов поддержат. Во-первых, это централизованный завоз солевой подкормки в стада. Во-вторых, после мониторинга транспортных расходов оленеводов, выделение дополнительного топлива. Это нужно для того, чтобы оленеводы использовали технику вместо ослабленных ездовых оленей. Решение по оказанию государственной поддержки еще не было принято. «Чрезвычайной ситуации в тундре пока нет, - отметил Вячеслав Кучеренко. - Наледь выветривается. Но чрезвычайная ситуация возможна, если мы оперативно не примем меры, и если опять будет много снега».
Далее из районов поступала информация не только о том, что ожидается помощь из бюджета, но и какие меры принимаются для того, чтобы остановить падеж. Например, самбуржские оленеводы много лет зимой практикуют травяную и витаминную подкормки. «Мы уже пустили на питание оленей сто тонн комбикорма. Ожидаем поступления еще шестидесяти. Этого количества будет достаточно, чтобы без больших потерь пережить сложный сезон», - рассказал гендиректор совхоза «Пуровский» Леонид Буняев.
Для «Верхнепуровского» совхоза приобрели 65 тонн комбикорма, планировалось ее доставить и закупить такую же партию, ожидали финансовую поддержку из районного и окружного бюджетов, чтобы централизованно закупить соль и выделить аграриям деньги на топливо. К тому времени в двух пуровских оленеводческих предприятиях пало 400 оленей. Отмечалось, что ослабленные животные становятся легкой добычей... песцов.

А директор совхоза «Байдарацкий» Петр Кожихов рассказал корреспонденту ИА «Север-Пресс», что в их стада повадилась росомаха: убила двадцать оленей, причем выбирала самых жирных. В этом хозяйстве животных тоже подкармливали комбикормом, старались не перегонять их на большие расстояния. Не возникало проблем, как у других предприятий, с утилизацией туш, их отправляли на звероферму «Байдарацкого».

В Тазовском районе, как и других районах Ямала, ситуация для оленеводов складывалась неблагоприятно. Там уже подсчитали потери: СПК «Тазовский», совхоз «Антипаютинский» и предприятие «Гыда-Агро» в общей сложности потеряли 550 оленей. Урон общин - 320 животных, 450 оленей погибли у оленеводов частного сектора. Падеж продолжался. Чтобы сохранить поголовье, здесь меняют места выпаса, дают оленям комбикорм и солевые смеси, у кого они имеются. Прошло заседание районной комиссии по чрезвычайным ситуациям, на котором решили выехать на межселенную территорию для составления актов. А также направить письмо на имя губернатора Ямала о предоставлении финансовых и материальных средств на проведение мер по предупреждению массового падежа оленей. По подсчетам тазовских специалистов, на проведение неотложных мероприятий потребуется около девяти миллионов рублей. Средства планируется направить на оплату дальних полётов на вертолетах для обследования пастбищ и объезд территорий на снегоходах. Также деньги необходимы на приобретение солевой добавки и комбинированного зернового корма. Их будут выдавать тем оленеводам частного сектора, у которых упитанность поголовья - ниже среднего.

Необходима помощь малооленным оленеводам-частникам

Что касается оленеводов-частников, на их положении заострил внимание президент Ассоциации «Ямал - потомкам!» Эдман Неркаги. Он сообщил, что этот вопрос рассматривался на заседании в департаменте агропромышленного комплекса. «Когда будет раздаваться минеральная соль, учтут потребности оленеводов-частников, - сказал президент общественной организации. - Так же поступят и с дровами. Кстати, в Ямальском районе уже выехали первые машины с дровяным топливом». Эдман Неркаги уточнил, что у оленеводов-частников разное имущественное положение. Если из полутора тысяч оленей упадут сто оленей, это не так ощутимо по сравнению с трагедией, когда из ста оленей падает половина.

«Надо поддержать наших малооленных, - настаивает Эман Хосевтевич. - Но если даже речь зайдет о компенсациях, это будет хлопотно. Оленеводы-частники выходят за рамки гражданского законодательства. Но это уже второй вопрос. В первую очередь нужно довести оленье поголовье до более-менее нормального состояния. Они должны подкормиться. На совещании в департаменте АПК прозвучала идея, что, может быть, есть смысл в дополнительном забое. Как он будет проходить, еще неясно, но мысль в принципе хорошая».

В муниципалитетах, по словам Эдмана Неркаги, заканчивается подсчет потерь от падежа, в том числе, в стадах оленеводов-частников. При оказании поддержки будут отталкиваться от этих цифр. И здесь очень важна роль муниципалитетов. «В районных управлениях по делам КМНС есть вся информация об оленеводах, как занятых в организованных предприятиях, так и частников: численность стад, графики касланий. Даже небольшой поселок может организовать поездки, чтобы поговорить с оленеводами о сегодняшнем состоянии дел. «Если не отработать мобильно по всем происшествиям, к весне ситуация будет еще сложнее», - считает президент Ассоциации.

То, что беспокойство Эдмана Неркаги было не беспочвенным, подтвердилось во время рабочей поездки депутата Законодательного собрания ЯНАО Елены Пушкаревой и корреспондента ИА «Север-Пресс» в село Щучье. В Щучьереченской тундре многие малооленные кочевники в результате падежа потеряли большую часть животных, некоторые остались ни с чем. Об этом Елене Пушкаревой сообщил житель поселка Щучье Дмитрий Сядай. Школьный охранник, имеющий оленей в тундре, на приеме депутата по личным вопросам перечислил 12 наиболее пострадавших от падежа семей и объяснил, где находятся их стойбища. «Оленей они потеряли, - рассказал он. - Нет дров, бензина, продуктов. Буханка хлеба стоит 60 рублей, семьи - многодетные».

Елена Пушкарева и Дмитрий Сядай обсудили, что делать тундровикам в ближайшей перспективе, ведь весной оленей может не остаться у многих. «Люди уже не смогут каслать. Им нужно будет помочь транспортироваться туда, где есть рыба, - предложил Дмитрий. - Нужно подумать, на какие озера их определить. Самое оптимальное - вдоль реки Щучья».

По результатам поездки Елена Пушкарева направила письмо в администрацию Приуральского района и правительство ЯНАО, где высказала свои предложения по оказанию помощи наиболее бедствующим оленеводам-частникам. В администрации Приуралья проводили машину с гуманитарной помощью в Щучье, а начальника управления АПК и делам КМНС - на пенсию.

В Законодательном Собрании ЯНАО прошло совещание депутатов, на котором председатель парламента Сергей Харючи предложил купить особенно пострадавшим семьям оленей. Люди смогут продолжить традиционный образ жизни, будут заняты делом.

Оленеводы обделены законодательно

В департаменте агропромышленного комплекса, торговли и продовольствия подвели предварительные итоги потерь, которые постигли оленеводческие предприятия, и оценили состояния пастбищ. Наиболее пострадали МОП «Ярсалинское», где погибли 4200 оленей из 29 тысяч, община «Харп», потерявшая две тысячи голов из 68 тысяч, МОП «Панаевское», где потери составили 650 оленей. Всего же в Ямальском районе пало 3815 животных, Тазовском районе - 1300, Приуральском - 550, Пуровском - 290.

Состояние лишь немногих пастбищ округа признано удовлетворительным. Многим предприятиям для улучшения ситуации нужны комбикорма и минеральная подкормка, помощь в приобретении ГСМ, утилизации погибших животных, вывозе на санях имущества оленеводов к местам выпаса. Большинство предприятий поддерживают животных комбикормами и солью самостоятельно. В муниципалитетах изыскиваются возможности помощи оленеводам.

Некоторые мои собеседники считают, что, конечно, готовиться к этому стихийному бедствию нужно было заранее. Ведь еще в ноябре было ясно, к чему дело идет, тем более, летом по всему округу олени были ослаблены аномальной жарой. И некоторые опытные оленеводы, пережившие падеж 1998 года, кстати, готовились. А сейчас оказать помощь экстренно не всегда получается, потому что даже для дополнительной доставки дров нужно выходить на торги, а это дело может занять не один месяц.

Немного не успели и со страхованием оленей. Только с 2014 года эту статью расходов, согласно приказу Минсельхоза РФ, внесли в российский бюджет. «Эта строка появилась в рамках государственной поддержки северного оленеводства. Сейчас согласовываются рабочие моменты уже в регионах», - сообщил корреспонденту ИА «Север-Пресс» депутат Государственной Думы Дмитрий Хороля еще в конце прошлого года, после совещания по этому вопросу в окружном департаменте АПК, торговли и продовольствия. По словам Дмитрия Хороля, олени могут быть застрахованы на случаи падежа от болезней и стихийных бедствий, в том числе пожаров, гололеда, оползней, травли волками. Уже есть страховые компании, готовые заняться этой практикой. В частности, Национальная противопожарная страховая компания, имеющая опыт страхования оленей в Архангельской области и на Камчатке.

Заместитель генерального директора по страхованию агропромышленного комплекса Национальной противопожарной страховой компании Александр Пилипчук, участвующий в заседании, пояснил: «Страхование оленей предполагает субсидирование из федерального бюджета, но на условиях долевого финансирования. Федеральный бюджет придет в регион при наличии денег из местного бюджета. После заключения договора страхования хозяйство должно оплатить пятьдесят процентов стоимости страхования, и договор вступает в силу. То есть страховая компания несет ответственность уже после поступления первой части денег на расчетный счет. И дальше за счет федерального и регионального бюджетов выплачивается вторая часть страховки, формирующая вместе с первой страховые резервы, из которых производятся выплаты». Останутся ли в силе предварительные договоренности?

А сейчас, например, председатель территориально-соседской общины «Харп» Александр Сэротэтто считает, что помочь предприятию никто не сможет, хотя помощь, конечно, необходима. «В общине объединены 250 семей, - сообщил он корреспонденту ИА «Север-Пресс». - Скоро нужно будет возвращаться из Надымского района на традиционные пастбища полуострова Ямал. Ездовые быки ослаблены, придется перевозить чумы на вездеходной технике. Нужны деньги на ГСМ, топливо, бензин, компенсации семьям, особенно сильно пострадавшим от падежа. Но для общин в окружных целевых программах такого рода помощь не предусмотрена, механизмы ее оказания в округе не разработаны».
По мнению Александра Сэротэтто, оленеводы-общинники обойдены законодательством, и пробелы в нем во времена тяжелых испытаний ощущают особенно остро.

Директор департамента по делам коренных малочисленных народов Севера Инна Сотруева напомнила, что сейчас проходит общественное обсуждение новая редакция окружного закона об оленеводстве, к сожалению, не очень активно. «Хотелось бы, чтобы оленеводы прочитали законопроект на портале народов Севера и максимально полно обсудили его на совещаниях, - сказала она. -Такая трудная ситуация, как сейчас, должна быть отражена в законе, от этого зависит, какая поддержка впредь будет оказываться кочевникам».

Нельзя лишать людей праздника

Разговор о новом законе шел на презентации директора департамента графика Дней оленеводов, которые стартуют на Ямале уже в ближайшее время и пройдут на факториях, в селах и городах округа. Инна Сотруева отметила, что в рамках праздника традиционно пройдут производственные совещания оленеводов, их встречи с представителями органов исполнительной власти муниципалитетов. «Эти совещания как никогда актуальны, - подчеркнула она. - Ситуация в оленеводстве сейчас непростая, требуются корректировки весеннего каслания. Необходимо обсудить с оленеводами маршруты кочевок, кому дополнительно потребуется вездеходный, снегоходный транспорт для перевозки чумов, продуктов, может быть, даже оленей». По словам Инны Васильевны, там, где олени чувствуют себя неважно, а это, в большей степени, Ямальский район, праздники проведут локально, не вынуждая животных передвигаться на большие расстояния. Вероятно, в некоторых поселках придется отменить гонки на оленьих упряжках, ситуация сейчас изучается.

«Но все-таки День оленевода - это для многих главный праздник в году, - сказала директор департамента. - Повсеместно люди готовятся представить свою удаль в спортивных соревнованиях, свое мастерство в культурной программе, покрасоваться в нарядной одежде. Женщины покажут, какие они прекрасные хозяйки, как обустраивают быт своей семьи, передают традиции детям. Это тоже очень важно - отвлечься от нелегких трудовых будней, встретиться с родственниками, друзьями, знакомыми, получить призы и подарки».

Ольга Ефремова,
ИА «Север-Пресс».