0

0

Интернет-конференция с заместителем начальника управления по охране и регулированию использования животного мира департамента природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса ЯНАО Олегом Истрати 04/09/2014

Читать «Север-Пресс» в

В пресс-центре Информационного агентства «Север-Пресс» состоялась интернет-конференция с заместителем начальника управления по охране и регулированию использования животного мира департамента природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса Олегом Истрати. В разгар сезона любителей интересовали вопросы правил рыболовства и охоты, борьбы с браконьерством, численности видов животных, птиц и рыб на территории Ямала.

Александр Мироненко, Салехард: - Олег Сергеевич, расскажите, пожалуйста, об основных правилах любительской рыбалки на реках и водоемах Ямала. Какими объемами она ограничивается? Какие орудия лова можно применять? Какие виды можно ловить? Какие налагаются штрафы и за что?

- При любительской и спортивной рыбалке запрещено использовать сети. В случае их использования вступает в силу Кодекс об административных правонарушениях, и обязанность рыбоохраны – оформить протокол на такого «спортсмена». Разрешено применение всех видов крючковой снасти: летними и зимними удочками всех модификаций; спиннингами, фидером, «корабликами», «змеями», нахлыстовыми удочками с использованием блесен, воблеров, мушек и других приманок, закидными удочками, и так далее. Единственное условие - общее количество крючков на орудиях вылова у одного рыбака не должно превышать десятка.

Разрешены для добычи все виды рыб, за исключением сибирского осетра, тайменя, нельмы, муксуна, чира, пеляди (сырка), сига-пыжьяна, ряпушки. Но они и так на крючковую снасть очень плохо ловятся. Все остальное - пожалуйста. Можно выйти на любой водоем, даже закрепленный для промышленного рыболовства рыбопромысловый участок, и там рыбачить. В этом случае разрешения спрашивать у пользователя не нужно. Но сети запрещены.

Что касается сетей, их можно использовать на закрепленных рыбопромысловых участках, выделенных для спортивного и любительского рыболовства. Но таких участков на территории округа нет. Никто из индивидуальных предпринимателей и юридических лиц не изъявил желания закрепить их за собой и заняться организацией любительского и спортивного рыболовства. Поэтому ловим только крючковой снастью.

Со штрафами вопрос сложнее, потому что штрафные санкции применяют только федеральные структуры. Это, в первую очередь, рыбоохрана Федерального агентства по рыболовству, которая работает на территории автономного округа. Штрафы – от тысячи до двух тысяч рублей, плюс насчитывается ущерб за незаконно выловленную рыбу. Ее считают по головам, вне зависимости от веса и размера.

В настоящее время любительское и спортивное рыболовство регламентируется Правилами рыболовства для Западно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна, утвержденными приказом Росрыболовства от 13 ноября 2008 года №319.

Александр Мироненко, Салехард: – Не планирует ли департамент выпустить брошюры и карты, разъясняющие эти правила? Мне кажется, что в этом есть нужда. Моих знакомых штрафовали из-за незнания правил.

– Департамент в 2013 и 2014 годах выпустил информационные брошюры по регламентированию рыболовства и охоты на территории автономного округа. Они распределяются между всеми пользователями животного мира, в том числе и водных биоресурсов. Есть и разъяснения, как получить разрешение на добычу лимитированных видов для тех, кто занимается соболем, диким северным оленем. Есть памятка для обращения граждан в случае выявления нарушений, по всем районам, с адресами и телефонами. Карты необходимы только в тех случаях, когда вводятся ограничения охоты на каких-либо территориях. Каждую весну при введении ограничений охотник, помимо разрешения, в нашем подведомственном учреждении получает еще и картографический материал. Там выделены зоны покоя, где охотиться нельзя. Будет протокол. Все необходимые брошюры и карты есть и распределяются.

Иван Тибичи, Аксарка: – Есть ли какие-то особенные права у коренных малочисленных народов Севера?

– Да, представителям коренных малочисленных народов Севера предоставлено право рыбачить в районах их традиционного проживания, на маршрутах кочевий, временных стоянках без предоставления рыбопромыслового участка и без оформления разрешения на вылов рыбы при условии соблюдения Правил рыболовства, с использованием сетей длиной не более 75 метров, в пределах установленной для них квоты. Для этого им необходимо подать заявки в департамент природно-ресурсного регулирования, напрямую через наше управление или отделы по делам КМНС и АПК в районах. После чего заявки обобщаются, и для представителей КМНС выделяются специальные квоты без получения разрешения. Выпускается и распространяется по всей территории округа приказ департамента. В нем пофамильно указаны все подавшие заявки лица из числа КМНС и их квоты.

Михаил Токарев, Салехард: – Наказуема ли уличная продажа квотируемых видов рыб?

– Такая торговля наказуема. В этой области работают сотрудники управления внутренних дел, с привлечением сотрудников Росприроднадзора. В случае выявления незаконной продажи без документов, вступает в силу Кодекс административных правонарушений. Предусмотрено наказание. Если продаются виды, внесенные в Красную книгу, вплоть до уголовной ответственности.

Василий Шестопалов, Салехард: – Можно ли ловить нельму? Если можно, подскажите, где самые рыбные места. Есть ли опасность, что нельма тоже исчезнет?

– Нельма сейчас разрешена только для промышленного лова, предприятиями и организациями. Для любительского и спортивного рыболовства, к сожалению, она запрещена. Об этом гласит один из пунктов в Правилах рыболовства. Ловить ее даже крючковой снастью запрещено.

Сергей Белоголовцев, Харп: – Ограничена ли каким-либо образом ловля хариуса в реках Полярного Урала? Не подвергается ли угрозе численность его популяции?

– Единственное ограничение по ловле хариуса – это орудия лова. Разрешена всевозможная крючковая снасть, без использования сети. Последние данные по численности хариуса опасения не вызывают. Он прекрасно себя чувствует. Взяли удочку, спиннинг и поехали рыбачить на реках Полярного Урала. Количество пойманного – на совести рыбака, в Правилах рыболовства не указаны ограничения по объему рыбы. Но наблюдения таковы: очень редко удается поймать его очень много.

Татьяна Никитина: – Какова судьба мобильных кордонов, о которых много говорилось еще при первом заместителем губернатора Владимире Владимирове? Сколько их поступило на Ямал и где они установлены?

– Все кордоны, которые планировалось приобрести, на Ямал поступили. Это девять комплектов мобильных кордонов, по два-три балка. Сейчас они развозятся по территории округа. Два установили в Шурышкарском районе: один на границе с Ханты-Мансийским автономным округом, другой – на реке Танью, возле поселка Вершины Войкар, для отслеживания обстановки на реках Полярного Урала. Установили по кордону в Надымском и Пуровском районах. Остальные пять - в пути, место их дислокации – на Обской и Тазовской губе. До ледостава их установят. На южных кордонах люди уже находятся на своих рабочих местах.

Михаил Неркагы, Тазовский: – Как вы посоветуете себя вести при встрече с инспектором рыбоохраны? Как можно защитить себя от произвола, и часто ли он случается? Нужно ли брать на рыбалку паспорт?

– В области охраны водных биологических ресурсов работают федеральные инспектора. Что касается паспорта, никакими правилами рыболовства не регламентируется, какой документ должен иметь с собой гражданин на рыбалке. Но все рыбаки сейчас ездят на каких-либо транспортных средствах. То есть, у них в любом случае должны быть с собой права на управление лодкой, машиной, снегоходом и так далее. Соответственно паспорт уже можно не брать. Для удостоверения личности любой другой документ на воде достаточен.

Что касается защиты от произвола, с охотниками немного сложнее, чем с рыбаками. Потому что законом об охоте конкретно регламентируется, что обязан иметь охотник на охоте. Это охотничий билет, свидетельство о владении оружием и именное разрешение. Отсутствие какого-либо из этих документов уже нарушение Правил охоты. Соответственно, охотинспектор будет оформлять протокол.

С рыбаками немного по-другому, потому что они у нас на территории Российской Федерации билет рыбака не получают. Хотя такой опыт есть и в ближнем, и в дальнем зарубежье. Там, для того, чтобы рыбачит, человек обучается. У нас этого нет.

О встрече с инспектором. Сотрудник рыбоохраны, как любой другой инспектор, должен представиться человеку и предъявить свое удостоверение. После этого идет проверка документов. В этом случае и охотник, и рыбак должны относиться с пониманием к работе инспектора, предъявлять все необходимые документы. Если выявляется какое-либо нарушение, этот факт нужно оформить в бесконфликтной обстановке. В низу протокола в графе «объяснение» рыбак или охотника может указать свою точку зрения: прав он или неправ, был ли инспектор нетрезв, неопрятен, не представился. Кроме того, человека уведомляют, когда будет рассмотрен этот протокол для вынесения постановления. Можно подойти на рассмотрение к старшему государственному инспектору и мирно урегулировать все вопросы. Главное, никаких попыток скрыться, размахивать кулаками, потому что это будет расценено как неподчинение представителю органа власти. Нужно просто на воде спокойно все обсудить, а все остальное выяснить в населенном пункте.

Владимир Киселев, Аксарка: – Достаточен ли, на ваш взгляд, срок запрета на вылов муксуна – до 2015 года? Ямала он, получается, почти не коснулся. Могут ли продлить этот запрет?

– Запрет в этом году вступил в законную силу очень поздно. Это связано с тем, что Министерство сельского хозяйства приняло решение уже во второй половине года, очень долго оно проходило регистрацию в Минюсте. Соответственно, в этом году Ямала запрет не коснулся. Но уже сейчас, заблаговременно, за подписью губернатора мы обратились в Министерство сельского хозяйства, чтобы данный запрет продлили и на следующий год. В любом случае, нужно посмотреть, какими будут результаты. У нас ежегодно научные организации проводят исследования, в том числе и по численности муксуна. Запрет должен принести положительный эффект.

Никита Тропинин, Надым: – Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных данных маршрутного учета в этом году. Каких животных и птиц на Ямале прибавляется, каких убавляется? Есть ли такие, которые находятся под угрозой занесения в Красную книгу?

– Исследования проводятся последние три года. В первую очередь, по водоплавающей и боровой дичи. Боровая чувствует себя превосходно, численность ее в последние годы не снижается. Это связано с тем, что последние два года было очень неплохое лето, кормовая база богатая, выживаемость молодняка высокая. Отлично себя чувствуют и речные утки, их за последние годы не меньше не стало, хотя охотников за это время прибавилось. Единственно, о чем беспокоится наука – падает численность гусей, в первую очередь, казарки. Она уже занесена в Красную книгу, следовательно, охотиться на нее нельзя. Все остальные виды находятся на высоком уровне. Что касается млекопитающих, за последние годы меньше становится лося и дикого северного оленя. Пресс охоты стал очень сильным. Охотников много, техника позволяет браконьерам попасть в любые точки. Превосходно себя чувствует бурый медведь, его численность возросла. Даже поступают жалобы из населенных пунктов на то, что приходят медведи и мешают людям жить. Стараемся их отгонять, чтобы они обитали на своих исконных территориях.

Валерий Хабиев, Салехард: – Как допустили столь ранний срок начала охоты на водоплавающую дичь на Ямале, когда птенцы еще даже не встали на крыло? Будут ли внесены коррективы в регионах в следующем году?

– Сроки охоты взяты из Правил охоты, которые утверждены Министерством природных ресурсов и экологии. В них для нашего округа внесена дата открытия – вторая суббота августа. В этом году департамент, со своей стороны, пытался ограничить сроки охоты, сделать их более короткими, открыв охоту в сентябре и закрыв в ноябре-декабре, когда охотится на водоплавающую дичь, естественно, смысла нет. Но это было расценено, в том числе Росприроднадзором, как нарушение прав граждан. Этот запрет не вступил в силу. Но ведь стрелять-то необязательно. Разрешение можно получить в более поздние сроки и поехать на охоту в сентябре-октябре. То, что разрешение можно получить раньше, пожалуйста, получайте. Зато ажиотажа не будет. Каждый охотник должен сам себя контролировать при встрече с «хлопунцом».

Нина Артеменко, Новый Уренгой: – Почему участились случаи выхода бурого медведя к людям? Насколько это опасно и как вести себя при встрече с медведем?

– Да, возле Нового Уренгоя весной медвежонок стоял на дороге на задних лапах и попрошайничал. Видимо, медведицу добыли браконьеры. Чаще всего медведи у нас выходят к населенным пунктам и скапливаются в районе свалок с пищевыми отходами. Понятно, что медведю проще прийти на свалку и там пожировать, чем кого-то добыть в лесу. Здесь, в первую очередь, виноваты сами люди. Сейчас во многих населенных пунктах есть несанкционированные свалки, которые привлекают всевозможных диких животных. Еще один аспект – численность бурого медведя выросла. Это не значит, что идет превышение. Численность восстанавливается. Соответственно, в природе им места не хватает. Медведи – животные территориальные, им необходима земля для охоты. Поэтому они начинают искать новые места и выходят к людям. При встрече с медведем нельзя бежать. Передвигаясь в лесу, нужно громко, четко обозначать свое присутствие. Осенью медведь на человека не нападает. Бывают исключения при встрече медведицы с медвежатами. Тогда возможна агрессия в отношении человека. В других случаях медведь старается уйти.

Николай Канев, Шурышкарский район: – Насколько развит охотпромысел на Ямале и есть ли у него перспективы?

– Перспектив охотпромысла на Ямале очень мало. Промысловая охота на территории округа находится на очень низком уровне, она не развита. В первую очередь, это связано с низкой плотностью объектов животного мира. Все очень бедно. Нет возможностей для такого развития промысловой охоты, как, например, в средней полосе, где промысловик за два-три месяца пребывания в лесу зарабатывает деньги. У нас такое не получится. Затраты намного выше, чем получение прибыли. Это чисто дотационная отрасль.

Станислав Николаевич, Тазовский – Много говорится о браконьерстве рыбаков. Насколько часты случаи браконьерства охотников?

– Браконьеров-охотников на территории округа тоже немало, хотя рыбаков больше. За год служб по охране биоресурсов, подведомственной департаменту, регистрирует от 800 до 1200 административных правонарушений. Это достаточно много. Большая часть протоколов оформляется за нарушение Правил охоты. Забытые документы, перевозка заряженного оружия на технике и так далее. Раскрывается и по три – пять уголовных дел по незаконной добыче копытных, медведя, это серьезно.

Виктор Коновалов, Салехард: – Есть ли у охотинспекторов общественные помощники, и требуется ли им помощь?

– Помощь нужна всегда. Но такого понятия как общественные инспектора, как это было в советское время или в начале девяностых, сейчас нет. Что касается помощи, любой гражданин при выявлении нарушений, для того, чтобы приняли меры, вправе обратиться в орган власти с письменным заявлением или устно по телефону сообщить, что в таком-то районе производится незаконная добыча. В самые короткие сроки инспектора выйдут туда и проведут проверку.

Александр Яр, Приуралье: – Приуральские оленеводы весной становятся свидетелями хищнического отстрела гуся весной приезжими на вертолетах в районе Байдарацкой губы. Бывали ли рейды в те края, и каковы их итоги?

– Да, рейды туда проводятся, хотя в Байдарацкую губу достаточно сложно попасть, в том числе по погодным условиям. Особенно весной. Что касается оленеводов, любых граждан, для них не составит труда записать номер борта и передать эту информацию. В любом случае авиационные технические службы связаны друг с другом и по запросу эту информацию предоставят: кто летал, зачем, где и сколько сидели. Этого будет достаточно для того, чтобы начать расследование. Полеты на Байдарацкую губу были, и вездеходную технику туда отправляли. Но район очень обширный и найти, в каких местах находятся браконьеры, очень сложно. Перелет гусеобразных проходит по всему побережью Байдарацкой губы, там очень широкий коридор. По серому гусю будем работать. Ежегодно из Москвы прилетают ученые, они дадут свои данные, они скажут, есть ли необходимость их выводить. Кроме того, выводить придется через федеральное законодательство, так как гусь внесен в закон об охоте. Он является официальным охотничьим видом, это надо на более высокий уровень выходить. Что касается собак, для Ямала это не актуально. Охотничье собаководство у нас не сильно развито. Оно никому не мешает. Собак охотничьих пород на территории округа настолько мало, что не стоит вводить запреты.

Владимир Ганчерко, редакция газеты «Красный Север»: – Как вы относитесь к предложению ввести вознаграждение за сообщение о браконьерстве?

– Положительно. Если это будет закреплено в федеральном законодательстве, не вопрос. Раньше общественные инспекторы, которые проводили рейды вместе с инспекторами, получали привилегии при получении разрешений на добычу копытных и медведя. Причем они участвовали не только в выездных, но и биотехнических мероприятиях: покосах, раздаче соли животным, заготовке сухостоя, возведении защитных укрытий. У них был стимул для помощи инспекторам. Сейчас старые охотники помогают инспекторам на одном энтузиазме, и их становится все меньше.

0

0