0

0

Недетское детство. Ямальские школы в годы войны

Читать «Север-Пресс» в

Директор окружной детско-юношеской спортивной школы по национальным видам спорта Иван Янгорович Неркагы давно интересуется историей Ямала. Многие его изыскания представляют несомненный интерес. Сегодняшний его материал посвящен ямальскому образованию, каким оно было в годы Великой Отечественной войны.

Я хочу рассказать рассказать об учителях и детях которые, несмотря ни на что, учились писать и читать в период, когда нависла угроза порабощения фашизмом не только моей страны, но и человечества в целом. Война вторглась и в мою семью. Мой дед и его младший брат ушли на фронт и не вернулись на свою малую родину - пропали без вести. У бабушки на руках остался мой отец, которому было всего семь месяцев. Трагизм всей ситуации в том, что мои деды не умели ни писать, ни читать, соответственно, не могли дать весточку домой, где они и куда их направили, на каких фронтах защищали Родину. Ведь зачастую штабные работники не всегда верно записывали непривычные их слуху имена и фамилии, поэтому очень трудно разыскивать наших земляков. Несмотря на то, что прошло столько лет, мы не теряем надежды найти их захоронения. Одними из ярких детских воспоминаний моего отца стали школьные годы и победа в Великой Отечественной войне. Школы того времени были шансом для тундрового населения действительно, а не формально стать частью огромной страны, узнать мир, простирающийся далеко за пределы Ямала. И здесь нужно было учитывать и особенности условий жизни кочевых народов, и возможности дать детям образование, а они были очень непростыми. В годы «культурной революции» на Ямале создание письменности, издание учебников, составление словарей для коренных жителей стали очень важным этапом подготовки наступления на бескультурье и необразованность. А еще требовалось найти более целесообразную организацию школьного дела, отработать методику обучения. Еще в те времена отсутствие школьных зданий и попытка организовать обучение, не отрывая детей от родителей, породили идею организации кочевых школ. Учителя кочевали с ненцами и пытались учить их детей прямо в чуме. Такая форма обучения себя не оправдала. Во-первых, сама обстановка чума, особенно в зимнее время, не располагала к проведению занятий, во-вторых, вместе кочевали одна-две семьи, где было всего-то два-три ученика. А опыт работы первых школ, организованных культбазами, показал, что обучение в национальных школах нельзя организовать по образцу русских школ, нужно создавать интернаты с подготовительными классами, где ребенок мог адаптироваться, для начала овладеть русским языком. Построенные типовые здания школ и интернатов первые два-три года имели мало учащихся, всегда требовалось время, чтобы убедить родителей отдать детей в незнакомую для них обстановку, но и эту проблему со временем удалось решить. Следует подчеркнуть, что этот период в истории просвещения местных народностей надо оценивать не только по числу школ и количественному охвату детей. Особенно важно, что за это время произошел основной перелом в отношении ненцев к школе - просвещение положило дорогу в тундру, были найдены наиболее целесообразные формы организации народного образования и методики работы национальных школ. Наряду с организацией школьного дела была поставлена задача ликвидации неграмотности и среди взрослых. К сороковым годам, ко времени начала Великой Отечественной Войны край в основном уже был хозяйственно и политически освоен. Ямало-Ненецкий округ твердо стал составной частью новой системы. Война с фашизмом означала для ямальского Севера, как и для всей страны, мобилизацию сил и средств на борьбу, самоотверженный труд, уход части населения на фронт и гибель людей. Несмотря на отдаленность фронтов, в округе велась подготовка населения к противовоздушной и противохимической обороне. Создавались группы самозащиты и специальные посты. Выполнение задач тяжелого военного времени осложнялось низким образовательным уровнем коренного населения, заметная часть которого была не только неграмотна, но даже толком не владела русским языком. На фронте этот низкий образовательный уровень, а также отсутствие представления о современной технике да и вообще о современной жизни с ее ритмом, системой соподчинения и прочими особенностями делали тундровиков теми солдатами, которым трудно было выжить в условиях боев. В частности, это приводило к очень большой доле пропавших без вести. Но наши земляки, как и другие народности, имеющие природные навыки охотника, следопыта, обладающие навыками выживания в полевых условиях, проявили себя как лучшие снайперы и разведчики. В военное время перед школами встали новые задачи. Они должны были взять на себя часть обязанностей, которые раньше выполняла семья. У большинства детей отцы были на фронте, матери заняты на работе. Ослабление влияния семьи должны были заполнить школы, где особое значение приобрела воспитательная работа. К тому же учителям приходилось заботиться не только об успеваемости и поведении учеников, но и об одежде и обуви для них. И школы успешно решали эти задачи, несмотря на очень трудные условия. Например, салехардская средняя школа в 1942-1943 г.г. двумстам нуждающимся ученикам бесплатно выдала пальто. И отдача от самих школ была большая. Дети не просто учились – они жили жизнью своих земляков. При всех школах были организованы тимуровские команды, которые пилили дрова семьям воинов, для малышей носили молоко с молочной кухни и оказывали другую помощь. Национальные школы округа принимали активное участие в оказание помощи фронту. Учащиеся кушеватской начальной школы Шурышкарского района внесли наличными деньгами на военный заем 350 рублей. Учащиеся овгортской неполной средней школы за два дня собрали на танковую колонну «Омский» 150 рублей. Нумгинская начальная школа, в которой обучалось всего пятнадцать детей, собрали триста теплых вещей для детей, эвакуированных из прифронтовой полосы. Учащиеся ненецких и хантыйских интернатов новопортовской средней школы, овгортской неполной средней школоы выступали с концертами и постановками и собрали за месяц более тысячи рублей. После занятий учащиеся многих школ работали на выгрузке и погрузке товаров. Например, учащиеся новопортовской средней школы сдали в фонд обороны 1 200 рублей, заработанные на этих работах. Учащиеся кутопьюганской школы внесено облигациями 1 500 рублей и наличными 2 000 рублей. Одновременно с этим учащиеся своим личным трудом помогли фронту в выполнении плана рыбодобычи, активно участвуя в весенней путине. В хэнской начальной школе Надымского района было собрано 3 центнера ягод и 1,5 центнера грибов. Промысловая бригада охотников, тамбейской неполной средней школы Ямальского района, организованная из учащихся, поймала 14 песцов на сумму 1300 рублей. Во всех школах силами учащихся были отремонтированы классная мебель, проведены ремонты. Учащимися пельвожской начальной школы, катравожской неполной средней школы и других школ, силами воспитанников интернатов свито более 10000 метров веревки. В школах Надымского района было изготовлено более 300 удилищ и создана одна рыболовецкая бригада, которая имела свою норму улова - пять центнеров на человека. Это была тяжелая, но благородная, полная лишений, но героическая, совсем не детская жизнь. Немного статистики. На начало 1941 года в округе работало 46 школ из них 33 начальные, 10 неполных средних и 3 средние школы. По национальному признаку школы распределялись следующим образом: ненецкие – 12 (начальные), хантыйские – 14 (начальные); 1 (неполная средняя), русские – 7 (начальные); 9 (неполных средних); 3 (средних) – всего 19 школ По национальному составу учащиеся распределяются следующим образом: ненцы – 655, ханты – 435, зыряне – 744, русские – 2 522, прочие – 161. Надо отметить что, количество школ с сорока шести в 1941 году возросло до шестидесяти в 1945 году, соответственно, количество выросло и количество учащихся – свыше 5,5 тыс.человек. Это было связано с приездом в округ значительного количества эвакуированных. Следует отметить, что окружной здравотдел не уделял должного внимания школам, профилактическую работу проводил от случая к случаю. Это, конечно, в значительной степени способствовало ухудшению санитарного состояния школ-интернатов. При недостатке кадров учителя имели большую преподавательскую нагрузку, они же с учениками заготавливали дрова, ремонтировали помещения, помогали семьям воинов, проводили массово- политическую работу среди населения. Большие трудности были в организации учебного процесса, не хватало учебников, сложнейшей проблемой оказались тетради - их школы получали совсем мало. Учителя покрывали газеты мелом и делали из них тетрадки. А заведующий салехардской начальной школы Александр Александрович Пономарев даже приспособил для обучения... оконное стекло. Он на точиле снимал полировку со стекла делал его матовым - и на нем, как на школьной доске, писали мелом, а затем стирали написанное. Широкое применение это изобретение не нашло, не хватало стекла. В годы войны у ямальских школ хватало трудностей. У интернатов, финансируемых из окружного бюджета, положение было более-менее приемлемым. А у тех, кто финансировался из районных бюджетов, все было намного сложнее. В надымском, шурышкарском, азовском и других интернатах было очень бедное оборудование, даже не хватало кроватей на каждого воспитанника. Особенно плохо обстояло дело с верхней одеждой, обувью. Что касается учебного процесса, то в те годы подавляющее большинство заведующих районо не имели педагогического образования, поэтому по-настоящему вникнуть в работу школы, дать полную характеристику ее работы не могли. Потому больше тяготели к ознакомлению с общей стороной, организационно-хозяйственной деятельностью школ. А военные годы способствовали тому, что во всех школах было введено военное дело. В школах была развернута и оборонно-массовая работа: проводились стрелковые соревнования, лыжные переходы, военно-физкультурные игры, систематически проводились военные занятия с выходом в тундру, где ребята обучались рытью окопов. В поселках были организованны сандружины девушек, которые наблюдали за санитарным состоянием поселка и оказывали необходимую медицинскую помощь населению. К чести работников образования округа в годы войны надо отнести то, что при всех этих трудных условиях они прекрасно справились со всеми благородными задачами, не допустили снижения успеваемости, нормально проводили очередные выпуски учащихся из неполных средних и средних школ. Успеху учителей способствовала и общая подтянутость, высокая самодисциплина взрослых, которая оказывала влияние на детей. Правительство высоко оценило работу учителей Ямало-Ненецкого округа в дни войны. В 1945 году был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями» учителей школ Ямало-Ненецкого национального округа Тюменской области. За успешную и самоотверженную работу по обучению и воспитанию детей награждены многие учителя. Каждый раз, проходя мимо Вечного огня в центре города, я останавливаюсь на минутку помолчать и в который раз сказать им спасибо, низкий поклон и вечная память защитникам и победителям. И в который раз вспоминаю не только воевавших, но и тех, кто в тылу помогал делу Победы. Детей, у которых была совсем не детская жизнь. Это история моей страны, история моей семьи. И крайне важно понимать, что история развития нашей страны, благополучия, в том числе и после войны связана именно с развитием образования. Поэтому свой краткий экскурс в историю развития образования на Ямале посвящаю людям, прошедшим лишения, посвятившим свою жизнь детям войны и внесшим неоценимый вклад в нашу Победу.

Иван Неркагы, директор ГАОУ ДОД ЯНО ДЮСШ по национальным видам спорта

0

0

Также по теме

Общество

Новости ЯНАО: в Ноябрьске завершились соревнования по дрифту, ямальская биатлонистка победила в гонке в Белоруссии, в Салехарде почтили память первого главы города

Здоровье

«Врачи, нужные Ямалу»: в горбольнице Муравленко приступили к работе новые специалисты